Эко-подушки от мастерской Мирасвет.

Никита и Марина Камаевы — хранители русского ремесла и основатели семейного дела по производству экологичных элементов постельного убранства. Ребята вручную создают по-настоящему уникальные ЭКО-подушки, матрасы и одеяла. В домашней мастерской Камаевых не найти искусственных материалов: чехлы шьют исключительно из натуральных тканей, а в качестве наполнителя используется тончайшая ароматная стружка хвойных деревьев уральского леса.

Продукция ЭКО-мастерской «МИРАСВЕТ» безопасна, АРОМАТНА, улучшает качество сна и доставляет радость при использовании. А также являет собой результат переосмысления отношения к здоровью, природе и образу жизни в целом. Супруги бережно заботятся не только о сне и настроении своих заказчиков, но и о нашем общем доме — планете Земля. Никита и Марина рассказали журналу Nolme, как пришли к самореализации и что послужило толчком для формирования осознанного образа жизни в гармонии с собой и окружающим миром.

Никита: Сейчас мы ведём простой образ жизни, у нас свой дом в деревне, с печкой и баней. Марина, моя супруга, жила в деревне и раньше, а вот я обитал в городской квартире. В какой-то момент возникло желание тоже перебраться в деревню, и на это повлиял мой прошлый опыт.

В своё время я работал в очень продвинутой компании, постоянно уезжал в командировки, фактически жил на несколько стран одновременно. Вся моя деятельность, по сути, была связана с ценностями обогащения и карьерного роста. Деньги, разные города, тусовки… Несколько лет такой жизни привели к расхождению внутренних желаний с тем, что я имел в действительности. К тому же были вредные привычки, в чём-то прослеживалась необоснованная чрезмерность, а что-то я, напротив, недополучал. Так постепенно встал вопрос о поиске более правильного и лучшего для себя способа жить. Появились новые интересы, знакомства, книжки… Мариша, у тебя примерно так же, да? Как к тебе пришли новые люди и книги?

Марина: Переосмысление у меня началось году в 2013 или 2014. Сознание стало меняться. Информация и люди появились одновременно с погружением в экологическую деятельность. Завязались знакомства с экологами, потом туристами, преподавателями семинаров. А первым шагом стало понимание того, что планета страдает. Мне захотелось узнать, как я могу поучаствовать и чем помочь. На самом деле я задумывалась об этом ещё в школе, в старших классах, а начиная со второго курса института стала видеть себя в роли волонтёра.

Никита: Что повлияло на твои первые мысли об этом тогда, в школе?

Марина: Мне всегда было неприятно наблюдать, как люди бросают мусор просто так, прямо на землю, хотя рядом с ними есть урны. У меня самой с детства не было привычки разбрасывать фантики или что-то ещё. Конечно, совсем маленькой я неосознанно делала это, но позже — никогда. Например, если у меня после уроков оставались фантики или какие-то ненужные бумажки, то выкидывала их в урну по пути из школы или доносила в кармашке до дома.

Никита: Это мама так воспитывала?

Марина: Наверное, хотя не знаю. Просто казалось, что это в порядке вещей, что так и должно быть.

Никита: Да, в принципе, осознанное отношение у нас было всегда, просто уровень осознания повышался с течением времени. Мы не существовали по инерции и всегда задавали себе вопрос, почему живём так, а не иначе. Для Маришки такой подход вылился в активную экологическую деятельность: работа в заповедниках, национальных парках, участие в экодружинах, просвещение школьников на специальных занятиях. Ещё, конечно, туризм и вообще активный образ жизни. У меня то же самое. В студенческие годы занимался спортом, туризмом и начал работу в экологическом направлении, а после завершения обучения продолжил экодеятельность в более плотном режиме. Туризм и спорт у нас и сейчас остались, равно как и ценности. Всё это осталось при нас.

В какой-то момент появилось естественное желание обустроить пространство вокруг себя, и мы задумались, как можно сделать это при помощи природосообразного дела. Хотелось, чтобы наше дело не только помогало зарабатывать, но и не нарушало природных процессов. Стали искать, консультироваться, задавали вопросы всем, кому только можно. И озарение случилось! Но совершенно непреднамеренно, мы даже ничего не планировали. Просто пошли в лес и наткнулись на редкий вид можжевельника — древовидный уральский. Так появилась мысль попробовать сделать стружку. И мы попробовали.

Потом посоветовались с соратниками, у которых уже был опыт подобной деятельности. Нам дали добро, благословили, и мы начали серьёзную работу. Заявили о себе, разместив информацию о нашем деле в социальных сетях. Стали поступать заказы, дальше — больше. Так всё и получилось. Наша работа продолжается, и надо сказать, что мы выбрали очень интересное и хорошее дело.